Автор: Александр Карпец «Фраза». 

Термины эти ввёл в обиход Карл Густав Юнг. Забавно, но не так давно в Украине нашлись «клоуны», которые, прикрываясь учёными степенями и должностями в научно-бюрократической иерархии, взялись развенчивать, даже ниспровергать Юнга, пытаясь представить его деятельность псевдонаучными спекуляциями, плагиатом и адюльтерами с пациентками.

Юнг — это один из сложнейших авторов глубинной психологии, и прежде, чем низвергать его, следует уяснить глубинный смысл низвергаемого! Юнг — это мощная попытка создать целостную картину мира, преодолеть раскол сознания, постичь единство человека и Вселенной!..

Юнг родился 26 июля 1875 года в швейцарском городе Кессвиле, кантон Тургау, у озера Констанц, в семье пастора реформаторской церкви. Духовное происхождение роднит Юнга с ещё одной знаковой фигурой в глубинной психологии — Эрихом Фроммом, который был потомком раввинов. Впрочем, дед и прадед Юнга по отцу были врачами. В гимназии молодой Юнг увлекался зоологией, биологией, археологией, историей. Интересовался западной и восточной философией, теологией и оккультизмом. Долгое время не мог решить, чему посвятить себя — философии или медицине; нужда заставила выбрать медицину, которая обещала обеспеченное будущее. В 1895 году в Базельском университете начал изучать медицину, затем решил специализироваться по психиатрии и психологии. В 1900 году Юнг становится ассистентом известного психиатра Ойгена Блейлера в клинике для душевнобольных в Бурхгольцли — пригороде Цюриха.

Под руководством Блейлера Юнг пишет диссертацию «О психологии и патологии так называемых оккультных явлений», в которой высказывает следующие революционные идеи. Содержания психики часто автономны и независимы от сознания. Психическая болезнь часто есть защитная, компенсаторная функция, которая содействует развитию личности. Например, Фёдор Достоевский, Фридрих Ницше, Сальвадор Дали и Альберт Эйнштейн проходили по разряду «гениальных сумасшедших». Интуиция, по Юнгу, значительно превосходит сознательное мышление. Через 17 лет эту мысль высказал Освальд Шпенглер, за что последнего подняли на смех.

Юнг публикует первые работы, в частности по применению своего «теста словесных ассоциаций». Задержка по времени между стимулом и ответом пациента говорит о наличии аффективно-нагруженных бессознательных содержаний психики, которым Юнг дал пресловутое название «комплексов». Комплексы ведут к спонтанным всплескам бессознательных актов, взрывающих спокойное, направленное течение психических процессов, что свидетельствует о власти бессознательного над сознанием.

В 1903 году Юнг женится на дочери богатого коммерсанта Эмме Раушенбах (1882-1955), с которой прожил 52 года, воспитал сына и четырёх дочерей. В 1905 году он начинает преподавать в Цюрихском университете. В 1906 году строит собственный дом в Кюснахте, на берегу Цюрихского озера.

В 1907 году Юнг опубликовал работу о раннем слабоумии (dementia praecox), которое позднее Блейлер под влиянием своего ученика Юнга (ученик повлиял на учителя!) назвал знаменитым термином «шизофрения», то есть раскол, раздвоение сознания. По Юнгу, шизофрения имеет не соматическую (физиологическую), а психогенную этиологию (происхождение), то есть психический комплекс ведёт к нейрофизиологическим нарушениям. (В компьютерных терминах — software ведёт к нарушениям в hardware). Забавно, что новейшее «Краткое руководство по клинической психиатрии» (1996 г.) всемирно известных американских психиатров Г.Каплана и Б.Сэдока утверждает, что этиология шизофрении неизвестна до сих пор, то есть за 100 лет после исследований Юнга наука в этом вопросе не продвинулась. Фрейд высоко оценил эту работу Юнга.

Будучи уже широко известным, Юнг в 1907 году лично познакомился с Фрейдом. В 1909 году он вместе с Фрейдом и Ференчи посетил США, где прочитал курс лекций и получил степень почётного доктора Университета Кларка, штат Массачусетс. Частная практика и международная известность позволили Юнгу в 1910 году оставить пост клинического директора клиники. Он принимает пациентов у себя дома на берегу озера в Кюснахте, возглавляет Международную ассоциацию психоанализа, занимается изучением религии, мифов и содержаний психики.

Принято считать, что Юнг был лучшим учеником Фрейда, «наследным принцем психоанализа», а затем предал учителя. Это совершенно не так! Юнг знал труды Фрейда, использовал его методики, разделял и экспериментально подтверждал взгляды Фрейда об объективном существовании бессознательного и его механизмов, поддерживал психоаналитическое движение. Юнг мучительно переживал разрыв с Фрейдом в 1913 году.

По Фрейду, психическая энергия — «либидо» — имеет исключительно сексуальную природу, а подавление сексуальности ведёт к неврозу, который возникает в детстве из-за кровосмесительной фантазии — «Эдипового комплекса» или сексуальной фиксации на матери. Впрочем, на склоне лет Фрейд заявил, что причина психоневроза — конфликт между культурой и биологической природой человека, а также между заложенными в людях инстинктами жизни и смерти (Эрос и Танатос).

Юнг считал сексуальность лишь частным проявлением либидо, а главной причиной невроза видел не фантазии детства, а конфликты в течение всей жизни. Впрочем, более чётко высказались Карен Хорни и Эрих Фромм, справедливо утверждая, что современный средний «нормальный» индивид и социум в целом тотально больны неврозом, часто с психотическими проявлениями, а фиксация на матери, то есть Эдипов комплекс, по Фромму, имеет преимущественно несексуальную природу и объясняется желанием вернуться под защиту, отгородиться от враждебного мира.

Фрейд был слишком человеком ХІХ века с его вульгарным материализмом в стиле Фогт-Бюхнер-Молешотт, который утверждал, что мысль находится в таком же отношении к головному мозгу, как жёлчь — к печени, а моча — к почкам (об этом забавно писал Иван Тургенев в бессмертных «Отцах и детях»). Кстати, современная наука де-факто придерживается того же мнения. Юнг резко отрицал примитивное представление Фрейда о человеке как «биологической машине», в которой либидо стремится к механической разрядке согласно «принципу удовольствия» и ограничивается «принципом реальности».

Юнг изначально шёл своим путём, отрицая примитивный сексуально-биологический взгляд Фрейда на либидо. По Юнгу, либидо — это общая для человека, природы и космоса жизненная энергия, сродни «жизненному порыву» (elan vital) у Анри Бергсона.

Направленность либидо на созидание, творчество, познание и разумное преобразование мира ведёт к прогрессу, реализации человеком и социумом их высшего предназначения. Угнетение, извращение, лениво-гедонистическое неиспользование или ненадлежащее применение психоэнергии разрушает психику, ведёт к регрессу цивилизации и разрушению мира вокруг неё, что сейчас и наблюдается.

Будучи воспитанным в духе европейского рационализма и естественнонаучных традиций XIX века, Фрейд искал логико-рациональные объяснения психических явлений, их биологические корни по цепям линейной причинности. Юнг же сознавал, что линейная причинность не является единственным и обязательным принципом в космосе. Фрейд развенчал многие иллюзии, но только Юнг сумел бросить вызов сущностной основе психологии и обществоведения вообще — ньютоно-картезианскому мировоззрению. Юнг утвердил в обществоведении базовый принцип теории относительности Эйнштейна, смысл которого состоит в следующем: результат наблюдения нельзя считать объективным без учёта позиции наблюдателя. (Нечто подобное, кстати, говорил Карл Маркс об «иллюзиях сознания» и «партийно-классовой идеологии»). Клинические и культурологические исследования Юнга лежат в основе идеи современной философии науки о том, что реально в науке главенствуют не наблюдение, эксперимент и методы обработки данных, а парадигма — набор априорных убеждений, ценностей, метафизических установок о реальности (Томас Кун, Пол Фейерабенд и др.).

Де-факто Юнг был диалектико-материалистически ориентированным врачом. Но он признавал преимущество иррационального перед рациональным, бессознательного над сознанием, таинственного над известным, мистического над научным, созидательного над производительным, религиозного над профаническим. Он ввёл понятие акаузального (беспричинного) связующего принципа «синхронности», то есть осмысленного совпадения событий в разных точках времени и/или пространства. Юнг приводит пример со шведским учёным Сведеборгом, который пережил видение пожара в то время, когда пожар действительно бушевал в Стокгольме. Эта идея может показаться антинаучной мистикой, но её поддержали — ни много ни мало! — Альберт Эйнштейн и творец квантовой теории Вольфганг Паули.

Впрочем, представляется, что «беспричинных тайн» в природе не бывает, а есть тайны и причины, доселе неразгаданные. Высшее предназначение психики индивидуальной и социальной заключается в непрерывном познании этих тайн, число которых огромно и постоянно растёт, ибо Космос огромен и постоянно расширяется. В ХХ веке была высказана вполне логичная гипотеза о том, что психика имеет такую же квантово-волновую природу, что и весь Космос. Если допустить прямое взаимодействие через пространство и/или время волнового поля психики и окружающего мира, то вполне можно объяснить и «беспричинную акаузальность» Юнга. Слабая напряжённость психического поля может быть компенсирована «попаданием в резонанс». Механизм этого взаимодействия сегодня есть тайна, но ведь тайной являются механизмы гравитации и электромагнетизма, которыми люди давно пользуются, толком не понимая, что это такое. Более того, волны могут быть определённым образом модулированы, то есть материя включает в себя не только вещество и энергию, но и информацию, Смысл! Это ведёт ко вполне материалистическому объяснению идеи Бога, даже спиритуализма и астрологии, которыми живо интересовался Юнг.

Отбросив механическое разделение Фрейдом на подсознание (id), сознание (ego) и надсознание (alter-ego), Юнг считал психику динамически противоречивым единством, дополняющим и компенсирующим взаимодействием сознания и бессознательного при непрерывном энерго-информационном обмене между ними. Это полностью диалектико-материалистический взгляд, чего так и не поняли критиканы советского образца и обозвали Юнга «буржуазным идеологом». Де-факто по сей день считается, что человек рождается «чистой доской», а затем под влиянием воспитания становится собственно человеком. По Фрейду, бессознательное содержит вытесненные, в основном, в детстве содержания сознания и биологические инстинкты. Юнг не считал бессознательное психо-биологической свалкой отторгнутых инстинктов, подсознательно ассимилированных запретов, вытесненных воспоминаний etc. Он рассматривал бессознательное как разумную субстанцию, которая связывает человека со всечеловеческим, природой и Космосом. Опираясь на обширную культурологию и клинику, Юнг опроверг мнение о человеке как о «tabula rasa». Под Фрейдовым слоем индивидуального бессознательного обнаружил второй, более глубокий уровень «коллективного бессознательного», которое включает расовые, этнонациональные и общечеловеческие содержания. По аналогии с аффективно-нагруженными комплексами индивидуальной психики, Юнг заявил о биологически детерминированных аффективно-нагруженных символах коллективного бессознательного — «архетипах».

Автору не раз попадались всяческие «записки профанов», в которых идеи Юнга об архетипах и коллективном бессознательном объявлялись шулерством. Но! Современная материалистическая и позитивистская наука подтверждает откровения Юнга. Генетика однозначно говорит о передаче наследственности, куда вполне можно отнести содержания психики. В спиралях дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) также содержится информация. Английский биолог Руперт Шелдрейк высказал и частично подтвердил на практике фантастическую гипотезу о том, что развитие у некоего числа представителей вида каких-то свойств, в том числе коллективных содержаний психики, ведёт к передаче их другим особям во времени и/или пространстве через «биоморфогенные поля». Юнг эмпирически развил теорию французского этнографа Люсьена Леви-Брюля о «коллективных представлениях» и намного обогнал современный (пост)структурализм (от которого фанатеют иные современные «люмпен-интеллектуалы», выдающие отъявленную похабщину за культурный феномен). Сводя символы бессознательного только к языку, структуралисты примитивизировали и профанировали идеи Юнга, которые опираются на широчайший спектр знаний о сути человека, общества и космоса, а многие символы бессознательного невозможно рационализовать языком.

Критики Юнга часто не понимают элементарного: архетип у Юнга есть не константа, а динамическая диалектически изменчивая категория, как и всё в этом мире. Если считать, что психика — это волновой процесс, а содержания психики — это суперпозиция (наложение) существующих и новых содержаний, то воспитание и социум могут подавить некоторые из них (что-то вроде «системы с потерями» или «противофазы» в физике и электротехнике), а некоторые усилить («резонанс»). Поэтому в разных средах индивид может развиться по-разному, разные индивиды — одинаково etc.

Кратко о ряде общих для многих землян архетипах. «Антропос» — изначальный космический первочеловек (Адам, Пуруша, Осирис etc). «Анима» и «Анимус» — женский в мужчине и мужской в женщине компенсаторный архетипы архаическо-сексуальной первоосновы, чему есть гормональное объяснение. «Тень» — всё низменное и примитивное в человеке, как биологическое, так и социальное. «Персона» — компромисс с социумом, ширма для сокрытия «истинного Я», источник отчуждения и столь модной нынче патологии типа «имиджмейкерства», «пиара» etc. Если «Персона» скрывает «Тень», возникает иллюзия «социализации», их отрыв ведёт к эскалации патологии. Например, западный обыватель считается верхом добропорядочности, но в толпе с пивом на футболе он часто превращается в отъявленную «скотину». А как забавно наблюдать за тем, как добропорядочные буржуа ведут разделы имущества, бракоразводные процессы или просто тупой гедонистический образ жизни! О поведении нашего обывателя вспоминать не будем исключительно из патриотизма…

Фрейд исповедовал «редуктивный» метод сведения психики к простейшим инстинктам и считал, что сознание и бессознательное находятся в постоянном конфликте. Напротив, Юнг придерживался конструктивного взгляда на психику как интегральное явление и утверждал, что сознание и разные уровни бессознательного взаимно дополняют и компенсируют друг друга, находясь в диалектически противоречивом единстве (впрочем, диалектические термины Юнг не использовал — Гегеля он не любил, предпочитая Шопенгауэра, Канта и Ницше).

Юнг вводит понятие «Самость» — центральный архетип, равнодействующая, результирующая всех содержаний психики, энерго-информационное разновесие между сознанием, различными уровнями бессознательного, аффектами в виде индивидуальных комплексов и коллективных архетипов, воспитанием и социальной средой. В Ведических Упанишадах «Самость» выражается магическим кругом — «мандалой», в христианстве — крестом, в иудаизме — звездой. В терминах волновой физики — суперпозиция (наложение) огромного количества некогерентных (различных по частоте и фазе) колебаний, что даёт сложнейшую интерференционную картину. Поэтому попытки внедрения в широкие народные массы «передовых идей», как правило, вели к печальным результатам, ибо психология массы имеет преимущественно авторитарный, приспособленческий и разрушительный характер (Фромм), даже несмотря на редкие просветления. Особое место в структуре «Самости» занимает сверхличное, которое ассоциируется с идеей Бога, поэтому отрицание Бога Истинного психика компенсирует идолами ложными — жаждой денег, славы и развлечений, потребительством etc.

По Фрейду, с одной стороны, бессознательное якобы имеет слабую энергетику и не достигает порога сознания; с другой стороны, подсознание (id), в том числе сексуальность, и надсознание (alter-ego), в том числе Отец, намного мощнее сознания. Все последователи Фрейда (Адлер, Юнг, Фромм, Райх etc) проигнорировали это противоречие, хотя так или иначе приходили к выводу, что часто бессознательное намного мощнее сознания. Ситуация прояснится, если предположить, что психика имеет энерго-информационную природу. Энергия амбивалентна, то есть может быть направлена на что угодно, на добро и на зло, причём одновременно. Психические содержания сознания, бессознательного, архетипов, комплексов, идей, символов — это программы управления процессов с разной энергетикой. Здесь же идея Юнга о внутренней и внешней направленности психоэнергии (интро- и экстраверсия), которую, по утверждению ряда «специалистов», он «украл» у Альфреда Бине. Если же относиться к текстам Юнга серьёзно, то очевидно, что он исследовал генезис этих представлений со времён Лао-цзы, Будды, Оригена и Тертуллиана и дал им более современную клиническую и культурологическую трактовку. Кроме того, Юнг полагал наличие у психики трансцендентной функции, то есть стремления к расширению во Вселенную. Если применить идею об интро- и экстраверсии не к отдельному индивиду, а к человечеству в целом, можно сделать вывод, что земная цивилизация страдает избытком интроверсии в социальные проблемы, которые люди сами же и создали, и резким недостатком экстраверсии в природу и Космос. Это патология, которая углубляется и ставит людей на грань выживания. Великий киевлянин Николай Бердяев считал величайшей глупостью то, что человечество увлеклось социальным за счёт космического; вместо того, чтобы все свои ментальные силы направить на познание и преобразование мира, на понимание перспектив своего существования, «гомо сапиенсы» тотально увлечены телесериалами, футболом и телемылом — вспомним сакраментальное евангельское о «замене Бога на идола»! Правда, есть еще одно «развлечение» — война…

Всё тот же Бердяев говорил, что человек — это религиозное животное. (Кстати, у Юнга и Бердяева есть масса общих моментов). Юнг заявил об объективной религиозности человека и считал, что «Бог в бессознательном». По Юнгу, в психике присутствует аффективно-нагруженный архетип —символ Бога, который включён в целостность психики и находится в противоречивом единстве с другими её содержаниями. Это место может занимать высшее начало, а могут — гедонизм, нигилизм, скептицизм, меркантилизм, цинизм, которые превращаются в «религию» и ведут к психопатологии. Юнг не дал чёткого ответа на вопрос об источнике «Бога в бессознательном», но наметил путь его поиска. С одной стороны, по Юнгу, символ Бога и сверхличное вообще — это общечеловеческое, коллективное содержание психики. С другой стороны, идея Юнга о бессознательном стремлении психики к трансценденции (расширению) за пределы человеческих представлений ведёт к предположению о том, что некие бессознательные содержания психики независимо от сознания неудержимо влекут к постижению тайн Вселенной, которой правит Закон и которая есть не Хаос, а Космос, Смысл и Бог… Это отдельная тема, но заметим, что именно Юнг стоит у истоков современной так называемой «трансперсональной» (надличностной) психологии в лице, в том числе, Кеннета Уилбера и Станислава Грофа. Гроф назвал Юнга «первым современным психологом». Поэтому заявления некоторых критиков Юнга о его «неактуальности», мягко говоря, удивляют.

Ещё больше удивляют заявления о том, что юнговская терапия «никого не лечит». Автор отнюдь не считает себя компетентным в психиатрии, но всё же выскажет некоторые соображения. Э.Фромм писал, что психоанализ плохо понятен в отрыве от клинической практики и, прибавим, жизненного опыта. Реальная жизнь — это тоже своего рода «клиника», особенно нынешний информационно-потребительский социум. К психоаналитику идут «пациенты», которые не являются больными в обычном смысле. Идут с жалобами на утрату вкуса к жизни, неудачный брак, одиночество и прочие «жизненные трудности». К этому ведёт отчуждение в современном «обществе функционеров», крушение религии (как традиционной теистической, так и светской, например, хорошо известной нам идеи коммунизма), видимая тщета политики, потеря жизненных ориентиров. Таблетками это не лечится, нужно напряжение всех ментальных сил! Проще всего «ударить по депрессухе» убойной дозой транквилизаторов, но это не прибавит понимания самого себя и своего предназначения в этом мире. Осознание индивидом и социумом глубинных мотивов, которые ими движут, уже само по себе есть терапия. Современная химиотерапия, несомненно, есть прогресс, но часто даёт тяжёлые побочные последствия. Но даже в упоминавшемся «Руководстве по клинической психиатрии» Г. Каплана и Б. Сэдока сказано: при каждой патологии (а особенно — психосоциального происхождения) настоятельно показана психотерапия.

В 1920-1930-х Юнг совершает ряд путешествий в Африку, Америку, Индию. Он пытается понять смысл чуждых европейцу культур и на этой основе постичь общечеловеческий универсальный смысл истории. В 1923 году Юнг приобрёл небольшой участок земли на берегу Цюрихского озера в городке Боллинген, где построил дом в виде башни и жил в свободное время там в тишине и уединении без электричества, телефона и отопления, используя печь и воду из колодца. Считается, что это был переход от эго к Самости…

В 1935 году Юнг стал профессором психологии политехнической школы в Цюрихе. Советский псевдокоммунизм и немецкий фашизм заставили Юнга, который никогда не интересовался политикой, пристально заинтересоваться массовыми психозами. 28 сентября 1937 года во время визита Муссолини в Берлин Юнг близко наблюдал за дуче и фюрером во время парада.

В 1944 году из-за инфаркта Юнг перенёс клиническую смерть с космическим видением «изменённого сознания». По его словам, он видел планету со стороны и предвосхитил смерть своего лечащего врача, который скоро действительно умер. Юнг отметил, что впервые почувствовал горькое разочарование, когда вернулся обратно к жизни.

Он окончательно стал «мудрым старцем из Кюснахта». Его уже не интересовала житейская суета, а лишь глобальные вопросы, тем более что поводов реалии ХХ века давали более чем достаточно: ядерная угроза, перенаселённость, варварское загрязнение и уничтожение природы, катастрофический вопрос о существовании человечества как такового… Юнг писал, что жизнь человека в космосе висит на тонкой нити, имя которой психика. Пока что эта нить держится… Пока что!

Карл Густав Юнг умер в своём доме в Кюснахте 6 июня 1961 года в возрасте 86 лет. Его идеи уже долгое время критикуют, не понимают, искажают, перевирают… Но серьёзных выводов из наследия Юнга так и не сделано!

Откровения мудреца из Кюснахта. К 140-летию Карла Густава Юнга

Напишіть відгук

%d блогерам подобається це: